?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry

Чтобы понять, что означают и как строятся перетекающие пространства, предлагается рассмотреть это явление на примере Барселонского павильона Мис ван дер Роэ, поскольку именно это сооружение – общепризнанный образец, обладающий подобными свойствами.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ВЫСТАВКИ

С середины 19 века международные выставки являются полигоном для демонстрации архитектурных достижений. Хрустальный дворец, Эйфелева башня, Советский павильон со скульптурой Мухиной, Фуллеровский купол, павильон фирмы «Филипс»… Список можно продолжить. Но четыре павильона, построенные в 20 веке, можно отметить особо. Два из них: павильон «Эспри Нуво» Ле Корбюзье и «Павильон СССР» Константина Мельникова были представлены на международной выставке декоративного искусства в Париже в 1925 году. Ле Корбюзье в модуле (16х14х6 метров) разместил квартиру со сложнейшей гаммой пространств. Двухсветную гостиную с балконом из спальни. Дворик с садом и «воздушным» переходом. Обслуживающий коридор и т.д. При этом модули можно было складывать в многоэтажные дома.

К.Мельников впервые сознательно ввел в архитектуру острый угол, а также диагональный проход с «косой» лестницей и контрфорсной крышей. С годами слава этих павильонов росла. В конце восьмидесятых при строительстве парка Ла Виллет в Париже Бернард Чуми собирался их воссоздать. Можно отметить и павильон Заха Хадид, построенный под крышей гигантского зала в Бирмингеме в 1995 году. Предлагалось осматривать строительные экспонаты внутри угловатой формы, напоминающей ленту Мебиуса. Учитывая растущую популярность нелинейной архитектуры, он может стать одним из символов конца века.

Наконец, четвертый – павильон Германии на международной выставке в Барселоне 1929 года, построенный Людвигом Мис ван дер Роэ. О нем и пойдет речь. .


Однокадровый проход по павильону под музыку Бела Барток. Камера GoPro.

О МАСТЕРЕ

В 1951 году в Чикаго на Мичиган авеню Мис ван дер Роэ построил два двадцатишестиэтажных жилых дома. Поначалу эти здания ничем не выделялись. В Нью-Йорке уже появились «Импайр стэйтс билдинг», «Крайслер билдинг». В Чикаго – башня газеты «Трибюн» и «Вригли билдинг». Но через несколько лет эти два близнеца, а также построенный позже Мисом «Сиграм билдинг» определили стиль совершенно нового поколения небоскребов из стекла, стали и бетона. Сейчас в мире появляется огромное количество высотных зданий. В последние годы центр их строительства переместился из Америки в Западную часть Тихого океана. Только в Шанхае за прошедшие 20 лет возведено 600 зданий высотой более 100 метров. В Гонконге возник самый плотный в мире небоскребный центр. Высотки строятся в Японии, на Тайване, в Корее, Малайзии, Сингапуре, Индонезии, Австралии. Несмотря на огромное разнообразие фасадов, многие из этих сооружений можно считать прямыми потомками «четы» из Чикаго. Таким потомством не может похвастаться ни один из великих мастеров основателей современной архитектуры. Но как это ни странно, с годами не небоскребы стали символом творчества Миса, а маленький павильон, построенный им в 1929 году в Барселоне. Именно его ведущие теоретики называют одним из наиболее значимых произведений двадцатого века.

В 1929 году Мис ван дер Роэ сорок три года. У него за плечами удивительные эскизы небоскребов (1919 г.). Памятник коммунистам Карлу Либкнехту и Розе Люксембург (1926 г.). Несколько неосуществленных проектов вилл. Четырехсекционный жилой дом на выставке жилья в Штутгарте (1927 г.). Кроме этого, он создал несколько выставочных интерьеров, а также великолепные мебельные серии из стекла, стали, кожи и текстиля.

Когда павильон построили, он не был воспринят профессиональным сообществом как нечто из ряда вон выходящее. Пресса не обратила на него никакого внимания.1

1.(Bonta, Janos P. Anatomia de la interpretacion en arquitectu resena semiotica de la critica del pabellon Barcelona de Mises van der Rohe, anatomie de la interpretacion en arquitecture Gili).

Через шесть месяцев, в начале 1930 года, его снесли. Остались чертежи и дюжина фотографий. С конца тридцатых годов их стали публиковать все чаще и чаще. Слава его росла, пока в 1986 году он не был восстановлен на прежнем месте. Беспрецедентное событие! Теперь это музей.

ОПИСАНИЕ ПАВИЛЬОНА

Павильон расположен на главной оси Барселонской выставки, справа от большого фонтана. Он имеет удлиненную форму, ориентированную по меридиану. С восточной стороны к павильону примыкает небольшой сад, ограниченный дорогой, ведущей к «испанской деревне». Общая площадь его застройки около 1000 м2. В длину павильон имеет 55,6 метра. Ширина колеблется от 17,85 метров в центральной части, 23 метров в северной и 13 метров в южной.

Павильон стоит на рельефе и располагается на платформе, поднятой по фасаду на 1,2 метра и на 20 см со стороны сада. На платформу ведет лестница из восьми ступеней, идущая параллельно фасаду. Высота потолков и всех стен павильона 3,10 м.

На платформе стоят два строения. В северо-восточной части небольшой сувенирный магазин, состоящий из двух комнат и санитарного узла (44 м2). Со стороны террасы он ограничен стеклянной стеной, состоящей из четырех панелей 3,10 х 2,00 м. С южной стороны – основной выставочный зал (169 м2 под крышей). Этот зал мы условно будем называть «гостиная» .

На платформе расположены два бассейна. Оба под открытым небом. Большой бассейн (с лилиями) занимает большую часть террасы (208 м2), а малый (со скульптурой) примыкает к гостиной со стороны южной стены (48 м2). Весь пол платформы покрыт травертиновыми плитами 1,05 х 1,05 м, которые создают зримую модульную сетку для всего сооружения. По контуру платформы идет узкая метровая терраса, выполняющая, видимо, роль отмостки.

С севера платформу (включая контур магазина) фланкирует скобообразная стена из травертина. По фасаду эта стена на 8 метров закрывает большой бассейн. От магазина на юг к гостиной уходит длинная (21 м) стена со скамьей (15,5 м), тоже из травертина. (Будем называть «стена со скамьей»). С юга павильон также фланкирует каменная скобообразная стена, но уже из зеленоватого тиносского мрамора (14,7 м по фасаду, 11,55 м с торца и 13,65 м с востока) .

Каменная стена по фасаду продолжается стеклянной стеной, состоящей из трех гигантских панелей по 3,80 м каждая. За стеклянными панелями на расстоянии двух метров находится еще одна стена из зеленого мрамора (9,45 м). Она «разворачивает» входящего на платформу и направляет его в гостиную. Между этой мраморной стеной и стеклянными панелями находятся распашные стеклянные двери.

В центре гостиной свободно стоит стена из оникса (5,5 м), фиксирующая центральное место всего сооружения. За ониксовой стеной расположена стеклянная стена, состоящая из десяти метровых панелей, которая отделяет гостиную от сада. К этой стене примыкают вторые распашные стеклянные двери, ведущие на небольшую террасу, выходящую в сад. Из гостиной можно пройти в небольшой дворик (патио) с бассейном, омывающим мраморное каре. Между гостиной и патио находится стена, аналогичная предыдущей, но из восьми метровых панелей. Слева и справа от нее открытые полутораметровые проемы, соединяющие гостиную и патио.

Между мраморной стеной, стоящей у входа, и стеной, отделяющей гостиную от сада, расположена еще одна стена, состоящая из двух слоев матового стекла, отстоящих друг от друга на метр. В это пространство помещены лампы. Ночью стена превращается в гигантский (7 м по фронту) фонарь, освещающий центральную часть павильона.

В павильоне два перекрытия. Магазин перекрыт плитой 100 м2 с трехметровой консолью по фасаду и метровой над обходной галереей. Крыша опирается на каменный контур стен и одним углом на длинную стену «со скамьей». Вторая крыша (380 м2), накрывающая частично гостиную, опирается на восемь отдельно стоящих стальных крестообразных в плане колонн с шагом 7,35 х 6,40 м. Таким образом, все каменные стены, находящиеся в гостиной, ничего не несут. Интересно, что многие исследователи, изучая павильон по плану и нескольким фотографиям, были убеждены, что крышу несут именно стены. Однако, на фотографиях времен первого строительства. Видна четкая, симметричная стальная конструкция с более тонкими облегченными балками, несущими двух- и трехметровые консоли. 2

2. (Фото в книге Mies van der Rohe. Architecture and Design in Stuttgart, Barcelona, Brno. Vebra Design Museum, 1998, Skira)

Все стены были построены позже и носят явно декоративный характер. (Это относится только к «большой» крыше. «Малая» крыша опирается на стены).

Похожую конструктивную систему Мис ван дер Роэ использовал в Новой национальной галерее в Берлине (1968 г.). Там же присутствует платформа, «координатная сетка» пола и система свободно стоящих стен. Причем эти стены ничего не несут, поскольку они в два раза ниже колонн, поддерживающих перекрытие. Интересно, что лестницы, ведущие на платформу, расположены не перпендикулярно, как, например, в архитектурном факультете ИТИ в Бостоне, а врезаются в фасад, как в Барселонском павильоне.

АНАЛОГИИ

Первое впечатление, возникающее при знакомстве с Барселонским павильоном – схожесть с некоей выставочной площадкой. Это может быть основа для мебельной экспозиции или демонстрации рекламных стендов. Напоминает он также «выгородки» для кинодекораций в съемочном павильоне. Если выгородки или стенды закрыть крышей, получится нечто похожее на Барселонский павильон. О деятельности Миса в кино ничего не известно, а вот выставок он делал множество, причем на них обычно демонстрировалась мебель, им спроектированная. Особенно много таких работ появляется с 1924 года, когда Мис стал работать с известным немецким дизайнером Лилли Райх.

В 1927 году в Штутгарте создается экспозиция стекольной промышленности и интерьеры гостиных в жилом доме поселка Виссенхоф. В 1927 году в Берлине проходит международная выставка шелка, которую оформляли Мис и Райх. В 1928-30 годах, параллельно с павильоном, Мис ван дер Роэ строит виллу Тугендхата в Брно. Интерьер гостиной этой виллы фактически явился копией мебельной инсталляции с ониксовой стеной из Барселонского павильона.

Нет сомнений, что вся эта дизайнерская деятельность оказала большое влияние на архитектуру павильона, который, в сущности, и был очередной выставкой.

Есть более глубокая и менее заметная аналогия. Это аналогия с японскими храмовыми постройками. Стилистика их интерьера предельно аскетична (кроме алтарной части). Перекрытие опирается на сетку колонн. Стены легкие, ничего не несущие, разбиты на вертикальные полупрозрачные панели, доходящие до пола. Внутри стоят изящные расписанные ширмы. Пол храма всегда поднят на невысокую платформу и покрыт модульной стекой татами. Части стен раздвижные и, как правило, открыты, что создает иллюзию перетекания пространств.

Все перечисленные элементы есть в Барселонском павильоне. Платформа, поднятая над землей. Модульная сетка пола. Полупрозрачные панели. Ничего не несущие стены в виде узорчатых ширм. Открытые проемы, соединяющие пространства и т.д. Но есть несколько мест, где японская тематика особенно ярко проявляется. Это, например, открытая терраса за длинной травертиновой стеной, выходящая в небольшой сад. Это водная гладь большого бассейна с лилиями, перед которой стоит каменная скамья для обряда созерцания. Это, наконец, патио с малым бассейном. В этом месте возникает аналогия с садами типа Хиранива, например, с садом в монастыре Реандзи в Киото (15-16 века), где грабленый гравий символизирует водяную рябь, а отдельно стоящие камни – живые существа. Смотрящий в сад камней находится под навесом на помосте. Сад окружен скобой каменных стен, над которыми с внешней стороны нависают деревья. Люди садятся на ступени широкой лестницы и созерцают в этом замкнутом пространстве «жизнь» пятнадцати камней.

Человека, находящегося в патио Барселонского павильона, охватывает то же созерцательное настроение. Глубокая черная вода, в которой отражается орнамент каменных стен, окружающих бассейн. Колеблющиеся кроны внешних деревьев и пластически сложная скульптура, оживляющая это строгое пространств. За спиной созерцателя две тонкие колонны и стеклянная стена, разбитая на панели с вертикальными «японскими» пропорциями. Японские аналогии не случайны. Сказалось, видимо, всеобщее увлечение этой страной в конце XIX - начале ХХ века, а также творчество Франка Ллойда Райта. Райт в 1915 году строит в Токио Империал-отель и продолжает там работать до 1921 года. «Его влияние ощущалось очень сильно, даже если не было заметно буквально», – говорил Мис ван дер Роэ о Райте.3

3.(Mies van der Rohe. A tribute to Frank Lloyd Wright, “College art journal”, vol.6, N 1, p.41-42).

LEZHAVA_1 - 4.jpg

ЭКСПОНАТЫ ПАВИЛЬОНА

Что же демонстрировалось в Барселонском павильоне? В политическом плане он выражал миролюбие Веймарской Республики, видимо, через пуризм, поскольку по настоянию Мис ван дер Роэ, единственным экспонатом в нем должна была быть «современная архитектура». Какова же эта архитектура? Less is more – известный лозунг Мис ван дер Роэ обычно переводят как «меньше есть больше». Но точнее было бы сказать «минимальными средствами достигайте максимального эффекта». Действительно, изучая чертежи и фотографии павильона, может создаться впечатление, что он прост. Даже примитивен. Однако знакомство с реальной постройкой убеждает, что сооружение насыщено разнообразными артефактами и сложными пространственными сочетаниями. Опишем наиболее примечательные места Барселонского павильона.

Чтобы попасть в павильон, надо пройти мимо стены из состаренного зеленого тиносского мрамора, стоящей на постаменте из травертина. (Надо сказать, что все каменные стены сделаны из массива с удивительно тонко подобранными рисунками распила.) Поднимаясь по ступенькам через стеклянную витрину, можно рассмотреть интерьер гостиной. Взойдя на платформу, мы видим перед собой гладь бассейна, а слева ничем не защищенный край, обрывающийся до земли. Справа под навесом стена из того же темно-зеленого мрамора. Эта стена уходит сквозь стеклянную дверь в помещение. Перед стеной стоят, фланкируя ее, две стальные колонны, крытые бронзой. Пространственная ситуация вынуждает нас развернуться и войти в помещение гостиной. Лестница, терраса, бассейн, навес, стена и узкая передняя, из которой, обернувшись, мы через стеклянные витрины видим ступени входа – наиболее сложный пространственный узел павильона. В нем умело расставлены преграды, управляющие движением людей. Разнообразные перепады высот. Великолепные фактуры стен и сложные визуальные связи пространств.

Мраморная стена у входа как ширма скрывает то, что за ней находится. Поскольку она ничего не несет, это единственная ее функция. Обойдя стену, мы попадаем в другой мир. Сзади сложный рисунок прожилок темного мрамора, а прямо, вдалеке, пол и крыша павильона, обрывающиеся в сад. Слева стоит одна из восьми колонн, поддерживающих крышу, а за ней стена из травертина, достигающая «магазина» в северо-восточном углу павильона. Таким образом, мы оказываемся в сложном пространстве, в основе которого квадрат. Одна из сторон квадрата – стена из матового стекла. (Мы упоминали ее, описывая структуру здания.) Эта стена удивительна. Она состоит из двух, отстоящих на метр друг от друга, стеклянных матовых панелей 600 х 310 мм. Внутри находятся светильники. Днем она пропускает слабый свет, а ночью превращается в гигантский фонарь, освещающий как интерьер гостиной, так и описываемое нами «квадратное» пространство. Даже сейчас это воспринимается как некий дизайнерский «аттракцион» .

С фактурами полированного камня и стекла контрастируют восемь тонких стальных крестообразных колонн. Для «красоты» они покрыты бронзовыми накладками и до сих пор привлекают внимание архитекторов всего мира. Они видят в этих колоннах попытку эстетизировать новый, современный тип стальных опор.

Определенный интерес представляет пространство, образуемое длинной терракотовой стеной со скамьей. Стена отгораживает широкую террасу с бассейном от сада: утром скамью покрывает тень, а вечером греет солнце. С обратной стороны стены образуется терраса двухметровой ширины, обрывающаяся небольшим уступом в сад. Во второй половине дня там прохладно. Шумят деревья. Слева небольшой домик, стоящий в зелени. Такое впечатление, что нет никакого павильона, а это дорожка вдоль стены, отделяющей сад от внешнего мира. Дорожка ведет к стоящей под навесом стеклянной двери, примыкающей к мраморной стене, а вдалеке видна одинокая скульптура девушки.

Особого описания заслуживает гостиная. Мы говорили о том, что в ее центре свободно стоит стена из полированного золотистого оникса. Перед этой стеной выставлена уникальная мебельная композиция. На полу от стены до внешних стеклянных панелей лежит черный шерстяной ковер, закрывая прямой проход в патио. Перед ониксовой стеной на ковре стоят два стула и стол из темного стекла. У стеклянной стены еще два стула, и спинкой к патио поставлены два кресла, обтянутые белой кожей. Эти кресла – одни из самых интересных экспонатов павильона. Кресла были созданы Мастером специально для этой выставки и носят название «барселонские». Надо сказать, что Мис до 30-х годов профессионально занимался мебельным дизайном, и даже работал над образцами на заводах. Барселонские кресла оказались настолько удачными, что с 1944 года американская фирма Кнолл стала их выпускать. Очередная серия из 240 номерных экземпляров увидела свет в 2004 году к 75-летию открытия павильона. Так что мебельная инсталляция перед ониксовой стеной – важнейший и драгоценнейший артефакт павильона.

Справа от ониксовой стены находится патио с небольшим бассейном (мы говорили о нем, сравнивая с садом камней). Патио отделено от гостиной стеклянным витражом с двумя открытыми проемами, расположенными симметрично. Перед стеклом у проемов стоят две бронзированные колонны, усложняя пластический рисунок преграды. В отличие от всех других пространств павильона, патио удивительно спокойное, замкнутое место. Терраса закрыта крышей, но бассейн открыт небесам. Патио по трем сторонам окружено стеной из зеленоватого состаренного тиносского мрамора с очень сложным и красивым рисунком. Дно бассейна покрыто черным стеклом и мрамор эффектно отражается в темной воде.

Симметричность патио нарушает скульптура девушки, стоящая у левой стены. Она несколько смягчает жесткость линий павильона. Эта скульптура заслуживает особого внимания. Ее появление в «минималистском» павильоне многих удивило. Ле Корбюзье, например, украшал виллы своей абстрактной живописью. Можно было ожидать в Барселонском павильоне появление скульптуры, близкой по стилю Цадкину, Бранкузи, Боциони или хотя бы Матиссу. Но Мис неожиданно заказал работу реалисту Георгу Кольбе. И не ошибся. Эта пластичная фигура стала душой павильона. Самым дорогим ее экспонатом. Этого мало. Фото девушки, закрывающей лицо от лучей утреннего солнца, на фоне каменных плоскостей, металлических стоек и стеклянных панелей, наиболее часто публикуется не только в работах посвященных павильону. Оно стало фирменным знаком всего творчества Мис ван дер Роэ. А в последние годы это фото используется как символ западной архитектуры двадцатых годов.4

4.(Например, в двухтомнике: Architecture. The 20th century. Peter Gessel and Gabriele Leuthauser, 2005. Taschen).

LEZHAVA_5 - 8.jpg

Невозможно описать все значимые пространства павильона. Можно упомянуть о большой террасе, открытой жаркому солнцу, и бассейне, который занимает большую его часть (Бассейн этот, как указывают исследователи, должен быть покрыт водяными лилиями, однако я их не обнаружил ни в натуре, ни на снимках). Можно описать и странное пространство галереи шириной в метр, частично закрытой деревьями и кустами, которая опоясывает павильон. Можно описывать эффекты, создаваемые разнотонными витражами: дымчатыми, бутылочными, хрустальными, матовыми, обычными… Но вернемся к описанию крупных архитектурных приемов, демонстрируемых Мастером.

Мис не хотел иметь в павильоне никаких «чужих» экспонатов, и это не удивительно. Несмотря на аскетичность, павильон очень элегантен. Все детали доведены до совершенства. В этой ситуации любой «внешний» экспонат выглядел бы совершенно неуместно. Рисунок плана павильона напоминает живописные работы группы. Де Стиль, Пита Мондриана и Тео Ван Дусбурга. Влияние группы Де Стиль чувствуется во многих работах Миса. Например, в проекте «Сельского дома из кирпича» 1923 года, где стены из единого ядра разлетаются в разные стороны, захватывая окружающее пространство. В отличие от «кирпичного дома» в Барселонском павильоне, стены подчеркивают лишь одно направление. Платформа вытянута в пропорции 1:3. Все, что на ней находится, подчинено этой удлиненности. Впечатление, что все летит с юга на север. Летят стены, летит перекрытие, которое напоминает кусок фанеры, брошенной на случайные опоры. Летит большой бассейн. Летит каменная скамья. Летит край платформы. Летит ритм колонн, поддерживающих крышу. Даже ступени входа подчеркивают направление на север.

Удлиненные пропорции свойственны многим произведениям Мис ван дер Роэ. Например, вилла Тугендхата или архитектурный факультет ИТИ. Даже в Берлинском музее, квадратном в плане, все внутренние стены и лестницы ориентированы в одном направлении. Интересно, что на авторских планах павильона, публикуемых практически во всех изданиях, распашные стеклянные двери, ведущие в гостиную, отсутствуют. Это придает объекту еще большую стремительность. (Видимо, первоначально в проекте они отсутствовали, и только технология эксплуатации павильона заставила их появиться.)

Стремительностью павильон напоминает «Робби Хаус» Райта. Однако у Райта этот эффект достигается тянутыми пропорциями плана, террас и крыш, а у Миса – летящими стенами. Аналогия с произведениями Райта интересна еще и тем, что именно его считают «открывателем» принципа перетекающих пространств. В Барселонском павильоне стены заканчиваются в разных координатных точках. Они «перехлестывают» друг друга, и тем самым создают подобие кулис. Находясь на платформе, мы вынуждены огибать кулисы и, благодаря этому, не ощущаем сравнительно небольшую (всего 18 метров) ширину павильона. Частое «огибание» стен – еще одна причина появления эффекта перетекания пространств.

Продолжение в следующей статье.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
(no subject) - nike29117 - Nov. 18th, 2016 07:22 am (UTC) - Expand
bob_ling
Mar. 11th, 2017 02:01 am (UTC)
Поздравляю, всех благ! :)
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

ilya_lezhava
Илья Лежава

Latest Month

August 2016
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner